Я работоголик: Татьяна Тарасова о тренерской работе

Подборка высказываний Татьяны Анатольевны Тарасовой о работе, компромиссах, спорте, благодаря которой вы узнаете заслуженного тренера еще лучше.

О компромиссах

— Нет, к компромиссам я не способна. В том, что меня по-настоящему волнует, я не могу идти ни на какие компромиссы, да и, собственно, зачем? Папа вообще был не способен ни на какие компромиссы. Потому что знал совершенно точно, что делает дело, в котором разбирается лучше всех. Время доказало, что так оно и было. Но одно дело — ты это знаешь, а другое — обстоятельства твоей жизни.

О любви к работе и праве работать

— Мой гениальный папа как-то в самом начале мне сказал: «Работай, дочка, деньги будут». И я работала. И больше я ничего не делала. Это было мое любимое занятие — работать. Именно там, где я работала: на льду.

Я работала по 14 часов, по всей стране, я сидела в каждом городе по сорок дней, я получала от этого удовольствие, я растила чемпионов. Когда можно было, тогда и ночью работала: вот в Америке — работала ночью, ставила. Но, видите, это ни от чего не гарантия. И, как выяснилось, никакая не заслуга. Я работала, это было, а теперь — пустота.

— Человек, у которого за спиной 52-летний опыт работы, я бы сказала — положительный, должен иметь право утром встать и пойти на работу, пойти на каток. У меня этого нет. Сколько я ни просила и ни кричала: дайте каток, дайте школу, дворец, что угодно, я могла бы передавать знания другим, учить других, пока я жива, — нет, никому не нужно. Нет у меня моей работы.

Читайте также:  Жизнь после спорта: кем будет ваш ребенок

— Я очень любима, я это чувствую. Я работоголик. Я очень горжусь тем, что 70 или 80 процентов тренеров, которые стоят вокруг катков всего мира, включая и наши катки, — это мои ученики! Значит, тренерская профессия им полюбилась из-за меня в том числе. Я могла бы еще приносить пользу, но вот я здесь 12 лет после Америки, и у меня этого нет. Теперь я уже этого не хочу. Может быть, со следующего года мне дадут два часа льда, где я буду консультировать.

— Некоторым не дают покоя мои победы. Есть невнимание ко мне, как к человеку, который может еще принести пользу. Мой каток на стадионе «Юных пионеров» разрушен. В Лужниках, где я проработала 20 лет, он тоже не действует. Это зависит от руководителей спорта, от руководителей города, от желания спортивных функционеров сделать еще одну школу в Москве. Наверное, они не считают это нужным. Вот и все.

Может быть, потому, что я работала в Америке. Я этого не скрывала… А с кем я работала в Америке? Как будто неясно. Я ведь работала только со своими. Но тех, которым не помогают, в которых не вкладывают, их (чиновники) не любят, потому что когда они помогают, то как бы участвуют в этом. А во мне никто не «участвовал». Меня руководство не любило. Не советовало моим спортсменам идти ко мне, тренироваться у меня. Говорили, что будут чинить всякие препятствия. Президенту федерации было очень много лет. И он имел вес.

О знаниях

— Трудолюбие, конечно, никто не отменял. Но нужны знания. Где их брать? — Смотреть, как другие работают. Я не пропускаю удовольствие пойти и увидеть что-то новое, я никогда не отрицаю новое, я лучше попробую, даже если мне это как-то не очень, или я не понимаю. Я никогда не буду говорить, что люди занимаются ерундой, я попробую это понять. Когда ты все это «прокручиваешь» применительно к своей профессии, конечно, ты будешь расти по сравнению с тем, кто этого не делает — не смотрит, не совершенствуется, не читает, не думает об этом. Ты все равно будешь лучше. Я очень люблю работать в компании с теми людьми, которые выше меня по знаниям и опыту, у которых я могу учиться. В любом деле есть люди, которые знают больше тебя.

Читайте также:  Спортивный психолог: все технологии для спортсменов давно придуманы

О наставничестве и благодарности учеников

— В наставничестве есть и другое тяжелое испытание — отсутствие благодарности. Обычно сначала бывает больно — и ты это чувствуешь. А потом уже не чувствуешь — тебе некогда, дальше идешь. У нас некогда печалиться, мы работаем на максимуме. Нужно знать каждую клетку своего ученика, а клетки — они не меняются. И поэтому всегда более-менее можно предположить, что сделает твой ученик, может он это сделать или нет, так поступить или эдак. Но, что бы он ни сделал, это все равно его жизнь. И он может распоряжаться ею как хочет. Но вообще меня бог миловал, от меня ученики не уходили.

Читайте также:  Эцио Гамба. Мнение Олимпийского чемпиона о тренерах и родителях

О взаимоотношениях с Алексеем Ягудиным

— Это правда. Леша — один из самых близких мне людей на свете. И это — мое большое и глубокое человеческое счастье. Это любовь. А про Лешу могу сказать, что он — трехкратный чемпион мира, таких людей можно по пальцам одной руки пересчитать. И он честный и верный друг. Таких людей встретить тоже редкая удача. Это когда ты можешь без страха повернуться спиной. Редкость.

— Вся русская команда, включая судей, была против Ягудина. И насколько нужно быть лучше, чтобы в такой ситуации победить! Когда судья никогда не на твоей стороне. Твой судья, российский.

— Если бы меня спросили, кого бы из фигуристов разных времени вы поставили на виртуальный пьедестал как лучших, то на первом месте, конечно, был бы Лёшка Ягудин. На втором Плющенко, потому что он всегда второй, судьба у него такая. Пусть подтягивается.

Читайте также:  Портрет будущего чемпиона: семь основных качеств

Что такое спорт

— Это маленькая война. Ты выходишь на этот бой. Кроме того, что ты выходишь на бой сам с собой, ты выходишь на бой со своими противниками. Так в хоккее, так в фигурном катании… везде. Мы можем говорить: «Я хочу сделать чисто свою программу. И у меня в программе заложена победа». Ну, прекрасно! Но ты выходишь на бой. Ты — как лошадь в шорах, у тебя пена у рта, а голова должна быть холодной.

— Спорт — очень справедливая вещь. Либо ты можешь, либо ты не можешь. И если не можешь, нужно понять, как измениться, чтобы ты смог. Люди с детства это осознают. Осознают и учатся. А занятия балетом? Музыкой? Или занятия любым спортом? Это все требует от ребенка полной отдачи, учит его работать. Нельзя проскочить. Нельзя обмануть. Ты выходишь и стоишь как голый.

И если тебе начнут подсуживать и говорить, как ты прекрасен, а ты корявый или упал три раза, а тебе говорят, что все замечательно, это не работает. Детям тоже врать нельзя. Они должны понимать, что если говорят об их недостатках, ими еще интересуются.

Может быть, дети и расстраиваются, но это жизнь. А в жизни никто ни от чего не застрахован. Лучше с детства понимать свои недостатки и становиться лучше. Чем быть все время принцессой.

Мы отобрали интересные цитаты из интервью Тарасовой Т.А. — о работе, спорте, наставничестве и учениках. Источники: Meduza, ТАСС, СИА.

Больше полезных статей о фигурном катании вы найдете в разделах:

Ребенок в спорте: все о детском спорте и психологии спортсменов
Оставить комментарий

Adblock
detector